Классовые группировки.
Когда наш брат-левак берётся объяснять неофиту, что такое класс, он зачастую создаёт у новичка устойчивое впечатление, что класс – это нечто, действующее согласовано, нечто единое. Во всякому случае, если это касается правящего класса. Однако рано или поздно этот новенький сталкивается с таким явлением, как разобщённость классов. Неважно, открывает ли он для себя взаимное недопонимание между курьерами и промышленными рабочими, или тот факт, что в Штатах одна часть бизнеса находится на грани войны с другой. Важно, что, не найдя в работах классиков этому чёткого и вразумительного объяснения, он может не только принять это как данность, но и сделать из этого разные далеко идущие выводы. Например, вывести целый новый класс, прекариат.

И сгруппировать в класс пролетариата исключительно индустриальных рабочих. А ещё он может пойти по стопам одного известного носителя ледоруба в голове и найти класс бюрократии. Отрицания существования единого класса капиталистов я, к счастью, в левой среде пока не встречал… Но фиг его знает, может когда-нибудь встречу. Да и праваки могли бы использовать разобщённость классов, как аргумент. Так что дискуссия на эту тему точно лишней не будет.

И да, говорю заранее: то, что я сейчас говорю, может быть ошибочным. Я жду критики, если она конструктивна. Если у вас есть, что высказать против – приглашаю к дискуссии. В статье ли, в комментариях ли, в личном сообщении ли – пожалуйста. И хотя, скорее всего, как и в случае с компрадорским фашизмом, никакой реакции не последует, я всё же надеюсь, что хоть на этот раз найдётся кто-то, кто выдаст критику, в рамках которой выскажет всё-таки, прав я в целом или нет.

И ещё: я не претендую на роль первооткрывателя всего того, о чём буду говорить. В той или иной форме это уже говорилось классиками. Но говорилось это не совсем чётко, даже отдельной брошюрки на эту тему не осталось. А вообще-то лучше, чтобы она была. Любой практический опыт анализа вообще лучше наносить на бумагу или в документ Ворда, как это делаю сейчас я. И вот теперь, после такого длинного вступления, можно начать.

Что такое класс и что такое классовая группировка?

Наверное, многие из тех, кто это читает, знает, что марксисты называют классом. На всякий случай, приведу определение от Ленина тут:

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают»(В. И. Ленин, Соч., т. 29, изд. 4, стр. 388.).

Для некоторых людей из некоторых организаций, показывать пальцем на которые мы, конечно, не будем, поясню некоторые моменты. Во-первых, средства производства, включающие в себя средства, то есть орудия и место производства, и предмет труда, становятся таковыми, когда их применяют для производства, что, наверное, для кого-то удивительно => гипотетической возможности использования рабочим автомобиля или компьютера для собственного малого бизнеса – недостаточно для того, чтобы записать их во владельцы средств производства. Во-вторых, даже если рабочий промышляет, например, частным извозом, надо ещё посмотреть, не является ли это для него подработкой, придатком к основной профессии. Если является, то, боюсь, он скорее принадлежит к рабочему классу. В-третьих, даже если человек, например, является по своей основной профессии таксистом, не работающим на крупные корпорации, он становится лишь представителем мелкой буржуазии, которая, вообще-то, ещё при Ленине справедливо выделялась в отдельный класс. Потому что мелкий буржуа, как его тогда называли,

мало того, что не использует чужой труд для своего обогащения, так ещё и место его в системе общественного производства и его роль в общественной организации труда близки к роли и месту рабочего. И это логично, мелкий владелец средств производства сам исполняет для себя обязанности рабочего. Хотя, конечно, мелкая буржуазия – это тема для отдельного разговора… Но, в любом случае, не надо сюда в комментарии заходить и вываливать свои теории о новых классах: класс является слишком широким понятием, чтобы даже частичная деиндустриализация могла привести один класс в негодность и вывести на арену класс новый.

Кстати, о широте понятий. Как раз здесь стоит сделать переход к заявленной теме классовых группировок. Если класс – понятие достаточно хорошо раскрытое, и даже деление на три класса всё ещё соответствует действительности, то вот про классовую группировку такого не скажешь. А ведь хорошо бы внести в это дело некоторую ясность.

Итак, в моём понимании, классовая группировка – это группа представителей одного и того же класса, сплочённая для достижения своих экономических, политических и прочих целей в своеобразный союз, то есть действующая заодно и осознающая себя в качестве единой социальной, политической или экономической силы.

В принципе, для многих это само собой разумеется, однако лучше это сформулировать. Далее следует вопрос о причинах появления этих группировок.

Как появляются классовые группировки?

Как известно, материя первична, а базис есть фундамент надстройки. Вот только базис не существует в вакууме => сформированная базисом надстройка начинает влиять на базис. Классовое общество через экономику, так или иначе, способствует дроблению людей, по меньшей мере, на те же самые классы. Однако дробление проникает ещё глубже, так как множится на невозможность для значительного числа людей расширять свой даже обыденный, умолчим про политический, кругозор из-за их скверных материальных условий существования. Из-за этого заложенный существованием в окружающем классовом мире в мозг человека индивидуализм приобретает иногда гротескные черты, когда человек едва ли не буквально не видит ничего, кроме своих интересов. И, разумеется, появление в таких условиях вместо единого сплочённого класса, даже если это класс правящий, множества враждующих между собой по различным причинам группировок – закономерность.

Индивидуализм нашего общества заставляет человека печься об интересах самого себя, во всяком случае, в первую очередь. Однако силы одного представителя даже правящего класса не безграничны. Это заставляет его объединяться с себе подобными в борьбе за различные интересы. Увеличение влияния на правительство или даже его подчинение себе через своих ставленников, удовлетворение экономических аппетитов по расширению рынка сбыта и добыче дешёвых ресурсов, защита интересов своей отрасли или своих отраслей экономики, удержание своей клиентуры у власти – это лишь малая часть списка причин, по которым те или иные, в нашем случае, бизнесмены сбиваются в сплочённые группы и грызутся с другими такими группами. В итоге правящий класс утрачивает единство и становится ареной беспрерывной борьбы. Можно даже сказать, что классовое сознание капиталистов из-за этого серьёзно размывается и проявляется только в вопросах, где интересы всех группировок совпадают. В других случаях, группировка может делать то, что выгодно для неё в краткосрочной перспективе, но губительно для класса в целом в долгосрочной. А что, не думали о благе наших экономических и политических противников – нечего и начинать! Впрочем, об этом лучше сказать, когда речь пойдёт о нашей отмене крепостного права…

При этом группировка в том виде, в каком её вижу я – объединение гораздо более динамичное, чем класс. Группировки быстрее формируются, быстрее же распадаются, быстрее меняют своё

положение и в целом быстрее переживают самые разные изменения. Поэтому изучать их в реальном времени сложно, хоть и необходимо для более полного анализа происходящего. Однако, когда дело касается истории, изучать группировки становится не в пример легче: события, изучаемые историей уже закончились и существовавшие когда-то группировки, если взять конкретный отрезок времени, уже никуда не денутся. Собственно говоря, через историю я и заинтересовался этой темой. О теме, в процессе изучения которой у меня появилось желание рассмотреть вопрос группировок, лучше в другой раз. Главное то, что указанное выше ещё не значит, на мой взгляд, что сфера применения концепции классовых группировок ограничивается исторической наукой и анализом расстановки сил в обществе. Об этом как раз стоит сказать несколько слов.

Как можно использовать концепцию группировок в классовой борьбе?

Если я прав в своём видении классовых группировок и причин их появления, то эту концепцию, по-моему, можно применить для выработки тактики и стратегии классовой борьбы. Казалось бы, это очевидно, но… но в нашей левой среде на практике применяется редко. Поэтому я и хочу высказаться.

В некоторых левых кругах распространено легкомысленное отношение к разного рода скандалам в благородном семействе правящего класса. Мол, какая разница, капиталисты с обеих сторон, какое нам дело до того, что между ними происходит? Наша вотчина, считают такие граждане, – вопросы организации класса рабочего, а за пределы этих вопросов нечего лишний раз выходить. Ведь действительно, куда проще придумывать пирамиды империализма, со всякими субимпериализмами, чем внимательно наблюдать за вознёй среди угнетателей. Вот только проблема заключается в том, что без чёткого понимания, кто с кем и почему борется, ситуацию в полной мере мы проанализировать не сможем. Потому что, внезапно, резня между группировками бизнеса влияет на ситуацию лишь немногим меньше, чем характерные для класса в целом явления, вроде пресловутого стремления свести затраты на рабочую силу к разумному минимуму. Ну, знаете, с учётом не только потребности в еде и жилье, но и необходимости размножения.

Характерный пример этого мы можем видеть в США. Казалось бы, борьба между группировками правящего класса, а уже второй раз за историю страны ставит сильнейшую страну мира на грань распада. Отошедший в Холодную войну на второй план, сейчас конфликт вылезает наружу с новой силой. Только если в XIX веке борьба шла между, прежде всего, капиталистическими землевладельцами с юга и промышленными с севера, то теперь борьба идёт скорее между крупными промышленными и ресурсодобывающими компаниями против компаний финансового сектора. Дерутся они, если я правильно понимаю, из-за того, что компании финансового сектора, пользуясь концентрацией на обоих побережьях США, особенно в Нью-Йорке и Вашингтоне, де-факто приватизировали государственный аппарат, в который проще всего попасть именно через сотрудничество и знакомство с финансистами. Даже в английской Вики, где вопросы лоббизма рассматриваются очень неохотно, сказано, что в 2005 году нынешний президент страны, Джо Байден, участвовал в принятии ужесточённого варианта закона о банкротстве, который проталкивали банки, выпускавшие кредитки. Разумеется, весьма обидно, что там не указали, на кого работал Байден в бытность юристом, но даже одно активное участие в принятии выгодного банкам закона наводит на некоторые мысли. Конечно, здесь я не претендую на однозначную истинность своего утверждения, потому что с темой знаком довольно поверхностно. Но пока у меня впечатление от всего этого складывается именно такое. Если вы знаете об этом больше и лучше меня – готов принять пощёчины за поверхностность.

Неизменным же остаётся то, что противостояние между республиканцами и демократами, казавшееся ранее лишь родом циркового представления, приобретает всё более и более острые

формы. Гордый штат Техас недавно заставил весь мир следить за тем, как федеральный центр демонстрирует свою беспомощность перед местными властями. И для того, чтобы выработать тактику и стратегию борьбы, американским левым нужно следить за ходом этой борьбы, хотя бы приблизительно понимать цели обеих сторон и уже на основании анализа делать выводы, что эта борьба может им дать. Всем остальным левым, впрочем, тоже не рекомендовал бы расслабляться: от того, кто и каким путём окажется в Белом доме, может зависеть международная политика мирового гегемона. Да и полный анализ ситуации в мире вообще не повредит, поэтому мемы про жабогадюкинг выкладывайте сколько угодно, но лучше в полной мере отдавать себе отчёт, что несёт в себе победа любой из групп американского бизнеса и какие из этого следует сделать выводы.

Здесь я должен высказать довольно непопулярную точку зрения. Лично я считаю, что в некоторых, но не во всех, ситуациях левые не просто имеют право принимать некоторое участие в борьбе бизнес-группировок, но и обязаны это делать. Если классовая борьба требует сотрудничества с одним из капиталистических альянсов, причём как в международной, так и во внутренней политике, через личную неприязнь, идеологические принципы и прочее личное ради дела стоит переступить. Я выступаю за своего рода красный макиавеллизм: ради дела можно поступаться политическими принципами. В принципе, похожий метод одобрял ещё Маркс в своей цитате про союз с чёртом в политике, но это разделяют далеко не все наши. И, в общем-то, зря. Разногласия не мешали большевикам сотрудничать с эсерами и даже меньшевиками в феврале 1917 года, а левые эсеры и меньшевики-интернационалисты даже стали частью советского правительства. Второе имело и серьёзные негативные последствия, но без них захватить власть было бы сложнее. И здесь не надо обманываться тем, что сотрудничество с другими левыми силами и с группировками бизнеса это кардинально разные вещи: даже если и так, неизвестно, от кого вреда больше – от левых предателей, которые могут хорошо прятаться, или от открытого врага, которого мы можем видеть и за руками которого неусыпно будем следить.

Но даже если вы не разделяете моего красного макиавеллизма, вряд ли вы будете отрицать тот факт, что план нужно составлять, исходя из максимально полного анализа. Потому что иначе план ваш с огромной долей вероятности будет основан на не вполне верной оценке действительности, что точно приведёт к ошибкам разной степени смертельности. Отдаваться же на волю случая в политике – крайне опасно. И лучше так лишний раз не делать. Да, прям полный анализ вряд ли возможен, всё до мелочей учесть иногда невозможно, но, чем больше важных аспектов будет учтено, тем лучше. Поэтому, по меньшей мере, анализом борьбы капиталистических группировок я бы не стал пренебрегать. И вам не советую.

При этом красный макиавеллизм не должен быть универсальной индульгенцией, оправданием любой хрени, какая ни придёт в голову. Если вы вдруг решите, что поддержать какую-либо группировку правящего класса для нашей борьбы на данный момент необходимо, будьте добры обосновать это убедительно с марксистской точки зрения. Плести либеральную хрень про диктатуру Путина и недемократичность или вслед за синим кроликом, которого подставили «скакуасы», нести всякую лобуду про левый поворот – не прокатит. Нужен анализ, нужны факты, а не огульное, бездоказательное поливание дерьмом действующего режима или оппозиции. Хотя, чтобы необоснованно поливать оппозицию дерьмом, нужно быть особым умельцем… В любом случае, о критике надо будет сказать в другой раз, а пока вернёмся к участию в борьбе внутри правящего класса.

Итак, поддержка группировки бизнеса должна быть следствием анализа живой действительности, а не наоборот. И это ещё не всё, ведь потом нужно будет продумать, как именно оказывать поддержку, до какого момента и, что немаловажно, как из этого вынужденного союза выходить с минимумом потерь. Это, по идее, должно быть делом коллегиальным и не решаться авральным

методом, за час беседы в Скайпе. И уже только после этого можно смело приступать. При игнорировании одного из этих пунктов есть риск допустить фатальную ошибку при оценке обстановки и потерять силы и время. А ведь любая потеря времени может быть смерти подобна…

Это всё сложно? Да, это сложно. Это даже малоприменимо к нынешнему уровню нашего движа. Но, если я в своих суждениях прав, вы разберитесь сначала: вы думскроллингом занимаетесь или социализм построить хотите? Если второе, то вы должны ориентироваться не на лёгкость, а на правильность. Говорил про агитацию, повторю снова: мы не должны работать над тем, что легче, мы должны работать над тем, что нужно. И достичь необходимого результата мы сможем только тогда, когда выполним всю цепочку действий, которая для этого потребуется, а не только те действия, которые проще. Капитан Очевидность, скажете вы? Да, вот только даже эту прописную истину в нашем движе знают не все.

Время обобщать

Итак, кратко обозначим основные тезисы этой работы:

· Классовая группировка – это группа представителей одного и того же класса, сплочённая для достижения своих экономических, политических и прочих целей в своеобразный союз, то есть действующая заодно и осознающая себя в качестве единой социальной, политической или экономической силы.

· Классовая группировка – закономерное следствие порождённого базисом в надстройке индивидуализма и отсутствия в полной мере классового сознания.

· Группировка, по сути своей, более динамична, чем класс, что создаёт трудности при изучении в реальном времени.

· Полноценное понимание раздробленности правящего класса может быть полезно как для марксистского анализа общественно-экономических процессов, так и для ведения классовой борьбы.

· Тактика и стратегия борьбы вполне может включать в себя использование разногласий в среде вражеского класса вплоть до поддержки одной из противоборствующих группировок, но это будет требовать серьёзного и тщательного подхода к делу анализа и планирования подобных шагов с точки зрения марксизма.

Для людей, которые предпочитают начинать с конца: вполне и очень даже отчётливо признаю, что могу быть не прав, но жду не огульную, а конструктивную критику. Более того, я хотел бы, чтобы эта работа разошлась в левой среде достаточно широко и, в идеале, вызвала полезную дискуссию. Поэтому, когда вы будете писать, что с каким-то из тезисов не согласны, то я настоятельно вас прошу писать почему, а не кидаться всякими терминами «оппортунист», «ревизионист», «фашист», «нацист» и прочими. Пожалуйста, очень вас прошу: сначала напишите почему, а потом уже пускайте в ход своё познание видов нехороших людей, вот это ещё можно будет зачесть за конструктивную критику.

Но если я прав, то, на мой взгляд, это важная тема, достойная широкого обсуждения и распространения. Ведь, несмотря на то, что многие вещи считаются очевидными, на самом деле они очевидны не всем. И лучше их разъяснить и конкретизировать.

Почему подобными вещами занимаются никому не известные люди с аудиторией в полтора землекопа? Этот вопрос меня тоже интересует. Нет, я понимаю, кто-то занят практической работой: делает развлекательный контент, чтобы люди кони не двинули от происходящего кругом, гуманитарку собирает, с профсоюзами работает, переводит, оцифровывает и прочее… Но вот почему среди их знакомых и друзей до сих не нашлось никого, кто занялся бы полноценным осмыслением происходящего, чтобы оно прям среди левых сообществ разлеталось как горячие пирожки – я не знаю. Это вообще-то дело нужное. И хорошо бы его делать на популярных площадках. Такие вот дела…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *