Интервью с Дарьей Багиной.
Летом 2023 года в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) была открыта Высшая политическая школа (ВПШ) под руководством ультраправого Александра Дугина и посвященная философу-фашисту Ивану Ильину. В апреле нынешнего года российское общество было потрясено новостью о протесте студентов против существования учебно-научного центра в РГГУ, который был назван в честь фигуры, признававшей себя фашистом, распространявшей идеи русского фашизма и оправдывавшей преступления Третьего рейха во время Великой Отечественной войны.

Студенческое движение получило значительную поддержку от общества, которое также было возмущено данной ситуацией, и проблема стала актуальной на высоком уровне. В этот момент ректор, депутаты, в том числе глава Госдумы Вячеслав Володин, даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков обратили свое внимание на этот вопрос, а петиция собрала более 23 тысяч подписей. В дискуссию включилось множество общественных организаций, вновь поднялся вопрос о защите прав студентов и преподавателей. Тем не менее, ректор РГГУ Александр Безбородов назвал движение против ВПШ имени Ильина "украинской агентурой", а пресс-секретарь главы государства заявил, что Кремль не желает участвовать в обсуждении вопроса об учебно-научном центре.

Несмотря на это, кампания ширится и задевает все слои общества, показывая накопившиеся проблемы в обществе.

Студенты, принимающие участие в движении, предпочитают оставаться анонимными из-за возможного риска репрессий со стороны руководства университета. Активистка оргкомитета "РГГУ против школы Ильина" Дарья Багина рассказала о сложностях, с которыми они сталкиваются, о достижениях кампании и о перспективах борьбы с фашизацией образования в России.

Г.Я. Шпрее: Расскажите подробнее про инициативную группу студентов против Ильина. Как и когда она появилась и что стало основной причиной?

Д. А. Багина: В студенческой и преподавательской среде еще летом 2023 года было очень много вопросов по новому наименованию Высшей политической школы, но тогда администрация стыдливо удалила все посты про это со своих официальных источников. Вероятно, такая реакция немного усыпила бдительность общественности, но последние новости о назначении Александра Дугина руководителем ВПШ поставили окончательную точку в вопросе о том, что будет представлять собой данная школа.У студентов из рядов различных левых организаций в России возникла идея постараться привлечь к этому вопросу внимание через паблик ВКонтакте и петицию.

Г.Я. Шпрее: Параллельно инициативной группе студентов появилась такая же, поддерживающая Дугина и центр. К ней примкнуло множество правых идеологов, например группа "Обыкновенный царизм" и "Царьград". Может ли такое привести к расколу студенческого общества по идеологическому принципу?

Д. А. Багина: Мы не боремся за то, чтобы переубедить ярого монархиста в его взглядах, наша задача проинформировать остальных студентов об этом вопиющем случае и найти поддержку в тех, кто сомневается.

Г.Я. Шпрее: Как Вы видите разрешение конфликта с администрацией РГГУ?

Д. А. Багина: Мы рассчитываем на то, что администрация ВУЗа пойдет навстречу студентам и проведет открытое демократическое голосование по выбору нового наименования ВПШ, которое не будет нести такой раскол в студенческом сообществе и дискредитировать один из самых крупных гуманитарных ВУЗов России. Мы не жаждем противопоставления “студент”-”администрация”, мы хотим прямого диалога и быть услышанными.

Г.Я. Шпрее: И ректор, и Дугин обвинили студентов и тех, кто поддержал данную инициативу, в работе на ЦИПСО. В том числе из-за поддержки иностранных агентов. Как Вы прокомментируете данные заявления?

Д. А. Багина: Александр Дугин мыслит так, потому что живет в такой парадигме, где не может быть искренней студенческой инициативы, которая не поддерживает фашизм. Насчет ректора университета я не исключаю, что такая история действительно поставила ректора перед вышестоящим руководством в неловкую ситуацию. Гораздо проще обвинить «агентов запада», «ЦИПСО», «украинский след», чем признать факт, что мнение студентов по данному вопросу резко отличается.Вдобавок, это очевидное лукавство - невозможно искренне обвинять западный след, когда вызываешь студентов в ректорат для написания объяснительных. Или, получается, агенты запада учились в стенах РГГУ изначально?

Г.Я. Шпрее: Может ли данная студенческая инициатива стать основой для объединения молодежи и формирования гражданского общества в России?

Д. А. Багина: Та самая группа студентов сможет продолжить свою работу, но уже по остальным вопросам, которые касаются жизни ВУЗа и сформировать сетку солидарности с другими университетами по всей России. Я думаю, это может стать успешным кейсом по тому, как не дать власти сделать такой очевидный право-консервативный поворот в отечественном преподавании.


Г.Я. Шпрее: Может ли это запустить процесс по переосмыслению советской истории и формированию на ее основе новых парадигм в обществе?

Д. А. Багина: Памятная доска Маннергейму, памятники Колчаку, создание научного центра имени русского фашиста Ивана Ильина, симпатизирующего Адольфу Гитлеру в его борьбе с большевизмом, — все это четко показывает идеологическое переосмысление советского периода нынешней властью. Но, в этом есть проблема большая, чем перемены в оценке советской власти или коммунистической идеологии: как бы мы не относились к социалистическому прошлому, отрицать советское прошлое — значит отрицать то, за что совершали подвиги и умирали наши прадеды и прабабушки. Что будет дальше, открытие военно-патриотического центра имени генерала Власова?

Г.Я. Шпрее: Что предлагается взамен наименований, центров и др. культурных вещей от инициативы? Чьи имена должны носить научные институты или музеи, по Вашему мнению?

Д. А. Багина: Говорила бы я только от своего имени, предложила бы, например, назвать именем Александры Коллонтай или Надежды Крупской. Но я думаю, что в данном случае будет уместно рассмотреть те варианты, которые озвучили бы сами.


Г.Я. Шпрее:
Оказывается ли на вас или студентов давление? Ощущаете ли вы в связи с этим потребность в помощи. Если да, то в какой?

Д. А. Багина: Несколько студентов были задержаны в ходе агитационных мероприятий. Им неоднократно проводили воспитательную работу со стороны университетской администрации, и с ними несколько раз проводились беседы с запросами на объяснения. Мы следим за развитием событий, но надеемся на поддержку общественности и юридическую защиту в случае ухудшения ситуации.

Г.Я. Шпрее: Возможно ли появление профсоюзных студенческих движений после начала борьбы с наследием Ильина?

Д. А. Багина: Да, данная ситуация предоставляет студентам различных политических убеждений возможность организоваться в отдельный профсоюз, сосредотачиваясь на теме борьбы с фашизмом. Студенческое профсоюзное движение играет важную роль в защите прав студентов, повышении качества образования и укреплении их позиций в университетском сообществе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *